Консерватор

Как устроен парусник XVIII века. Поход по "Полтаве"

В середине ноября - в один из пасмурных дней поздней питерской осени - я принял участие в походе на уникальный в своём роде морской исторический объект. Это "Полтава" - воссозданный по лекалам XVIII века парусный линейный корабль 4-го ранга. Впервые в истории современной России столь большой парусник строился приближенно к историческим технологиям и в соответствии с решениями корабельного мастера Федосея Скляева. Приближенно - потому что в архивах был найден только чертёж мидель-шпангоута, а также точные размерения корабля. Плюс гравюра голландца Питера Пикарта с внешним обликом. А вот подробных чертежей не было - и поэтому воссоздавать внутренности пришлось по типу аналогичных кораблей эпохи, изучать чертежи аналогов. "Полтава" в своё время стала первым линейным кораблём новорождённого Балтфлота (1712 г.) и в её строительстве принимал участие лично Петр I. Правда, повоевать артиллерией в полную мощь ей не пришлось - несмотря на боевое название в честь Полтавской битвы. Но она крейсировала в шести морских кампаниях Северной войны (1713-1717 и 1721 г.). Окончила "Полтава" свою карьеру в 1732 г., через 7 лет после смерти Петра I.

"Полтава" у причала. На заднем плане - белого цвета ангар, где собирали корабль

Словом, прототип был очень заслуженным. Воссоздание корабля происходило в 2013-2018 гг. на исторической верфи "Полтава" на Лахте, по личной инициативе председателя правления "Газпрома" Алексея Миллера. Вообще, дело это очень дорогое и без поддержки мощного генерального спонсора такой проект было бы не поднять, учитывая тщательность исторической реконструкции. В воссоздании "Полтавы" приняло участие в общей сложности около 3 тыс. чел. (от плотников и такелажников до до парусных мастеров и кузнецов). Невероятно сложная задача, учитывая утерянные навыки строительства больших деревянных кораблей. Как вы увидите дальше, конструкция корабля сложная и требует от создателей гораздо больших усилий, чем типовое строительство обычного стального судна.

Самое интересное в осмотре этого корабля - это наглядная возможность воочию ощутить и ясно себе представить внутренности, быт и реалии той эпохи. Никакая картина или гравюра не может заменить личного впечатления. Как был устроен парусник? Насколько тесно там размещались люди? Каков был их быт в походе? Всё это невероятно интересно, когда смотришь на это своими глазами и в размерениях реального корабля. Поэтому давайте пройдём по "Полтаве" сверху донизу и осмотрим линейный корабль. Пост внутри большой, поэтому приготовьтесь к большому рассказу :)

Collapse )
  • Current Mood
    ...
El juez Garzón

Для чего ещё нужна нация?

Нация нужна много для чего. Одной из таких необходимостей является развитие интеллекта. Нация нужна для того, чтобы умнеть и лучше понимать мир.

Полагаю, никто не станет спорить со мной, если я скажу, что приверженность к чужим мнениям интеллект не развивает (хотя и даёт определённый инструментарий для этого). Развитие интеллекта начинается с появления собственного мнения - точнее, с потребности в собственном мнении. Потребность в собственном мнении, по определению, означает наличие у человека своего "я". Интеллект индивидуума начинает развиваться там, где появляется личная субъектность.

Из выделенного высказывания можно сделать ряд несложных выводов о противостоянии личности и тоталитарных систем, в том числе образовательных. Когда я заканчивал 10 класс, классный руководитель написал всем ученикам класса характеристики. В первом варианте моей была такая фраза: "Нередко высказывания такого-то настораживают, поскольку по многим вопросам он имеет собственное мнение". Вот так прямо и написал. Жаль, что потом он исправил формулировку на более обтекаемую. При этом, конечно, "настораживали" не сами какие-то там мнения ничего толком не знавшего и не понимавшего советского десятиклассника, а то, что индивид продекларировал право на субъектность. Что, действительно, опасно для некоторых отношений. Впрочем, мы сейчас не об этом.

Личная субъектность означает самоосознание себя как чего-то более или менее определённого, как некоей вещи в себе. Например, "Я свободный человек и у меня есть неотъемлемые права". Или: "Я римский гражданин; не прикасайтесь ко мне" (это локальный вариант первого высказывания, так что, на самом деле, не "или"). Или: "Я эллин, а эти персы варвары" (это явный идейный предшественник второго высказывания). Или, для начала, просто: "Я эллин. Какой восторг!" Наверное, с этого всё когда-то началось.

Здесь нужно сделать описание, без которого мы сильно погрешим против фактов. Существует важный, полезный, плодотворный и нередко встречающийся тип самоидентификации в духе: "Я это я; хожу где вздумается, гуляю сам по себе. Со всеми же этими вашими общностями лекен зи мир арш". Назовём его первым типом самоидентификации. Подобный тип самоидентификации так же, как и любой иной, помогает развитию интеллекта. Нередко люди, придерживающиеся данного типа самоидентификации, отличаются умом и сообразительностью, а также остроумием. Единственный аргумент, который я могу выдвинуть против такого типа самоидентификации, лежит в иной плоскости, а именно в биологической. Допустим, индивид мыслит в духе известного, наверное, всем бывшим советским людям высказывания сочинителя текстов по фамилии, кажется, Кормильцев: "Я просто хочу быть свободным, и точка. А это означает расстаться с семьёю". При этом в силу известных обстоятельств "семьёй" автор называет не только собственно семью, но любую общность, в чём-то претендующую на данного индивида, и в первую очередь, конечно, "новую историческую общность - Советский народ". Но и семью как именно семью также. Биологическая проблема здесь очевидна: если некие индивиды не хотят быть частью семьи, то статистически большинство из них семьи иметь и не будет. Если у них и окажется жизнеспособное потомство, то оно будет иметь в среднем меньшие шансы на выживание. Таким образом, приверженцы первого типа самоидентификации это люди, часто, интересные и умные. Но при этом они то, что я называю "кандидатами на премию Дарвина второй степени" - не вредящие лично себе люди, которые не оставляют после себя ничего. Они "самоустраняющееся" множество. Что само по себе даже и не является претензией. Это просто неизбежная особенность ситуации.

Наиболее распространённый, естественно возникающий и при этом исключительно важный тип самоидентификации это осознание себя как части, члена семьи. Назовём этот тип самоидентификации вторым. Очень многие люди на этом типе самоидентификации и останавливаются, и я не могу сказать, что дурно при этом поступают. Данный тип самоидентификации можно описать высказыванием, приписываемым одному из членов семьи Ротшильдов: "Я знаю две национальности: моя семья и все остальные". Этими ёмкими словами я и окончу описание второго типа самоидентификации, тем более, что наверняка он хорошо знаком моим читателям лично, по себе самим или же по значительному числу знакомых и родственников.

Второй тип самоидентификации помогает развитию интеллекта в степени, пожалуй, даже большей, чем первый тип. Люди первого типа самоидентификации поощряют свой интеллект, ставя перед ним задачи личностного развития. Само по себе личностное развитие прекрасно, однако предоставляет меньший набор мотиваций, чем поощрение в виде личностного развития плюс интересов семьи (в особенности когда речь заходит о личностном развитии детей). Да, здесь я подчёркиваю, что обладание самоидентификацией второго типа не отменяет право на личностное развитие; напротив, в известном смысле обретение семьи и поддержание её в здоровом состоянии требует серьёзного личностного развития, то есть составляет стимул к таковому. Люди второго типа самоидентификации требуют от своего интеллекта большего, чем люди первого типа - и, соответственно, больше от своего интеллекта получают. Чем шире круг задач, тем разнообразнее ответы, даваемые умом и талантом - при прочих равных условиях. Определённое неуважение, которое существует к интеллекту людей со вторым типом самоидентификации, связано с трудностями обобществления и монетизации достижений их ума, во многом ориентированных на внутренние нужды семьи. Хотя пример уже упомянутых Ротшильдов свидетельствует, что здесь не всё так однозначно.

Третий тип самоидентификации это национальное мышление. Самый важный вопрос здесь это вопрос о том, для чего человеку со вторым типом самоидентификации приобретать себе ещё и третий? Для лишней головной боли? Не лучше ли о себе и о семье подумать?

Здесь нужно определить, что есть нация для семьи. Нация для семьи это комплиментарная - относительно безопасная и нетребовательная - среда обитания. Обитание семьи во враждебном или недружественном окружении подобно жизни в тёплой избушке посреди вечной зимы. Дома уютно, но выйти на улицу - проблема. Зима повышает риски, увеличивает цену ошибки, создаёт дополнительные затраты (отопление, уборка снега и т. д.) Обитание семьи в комплиментарном окружении подобно жизни среди вечного лета. Избушка может быть и не капитальной, но смерть от холода вам не грозит. Затраты на повседневную жизнь существенно меньше, а повседневной свободы куда больше. Риск заболеть воспалением лёгких, просто промочив ноги, почти отсутствует. Дети могут проводить много больше времени на улице, а не чахнуть в доме, общаясь с планшетами. И так далее.

Нация необходима именно ради интересов семьи, как благоприятная среда для её существования и развития. Находясь в неблагоприятной национальной среде, человек вынужден постоянно защищаться и маскироваться - носить "скафандр", "паранджу". Собственно, это признак: если где-то люди вынуждены носить "скафандры", значит общество враждебно этим людям. Нередко, как в случае ношения паранджи, этот признак можно воспринимать буквально. Внутри своей нации вашей дочери не грозит побиение камнями, если она выйдет на улицу в своём любимом цветастом платье. Если же грозит, значит вокруг вас чужаки - которых вы, возможно, ошибочно считаете своими. Свои не забивают дочерей своих камнями. Религиозная общность не нация; помните об этом, когда в очередной раз заметите, что у арабов есть проблемы с единством. Нация по своей сути антирелигиозна, поскольку сама представляет метафизическое утешение - "вечную жизнь в своём народе". Что, кстати, абсолютно верно с точки зрения отдельного гена.

Интеллект национально мыслящего индивида развивается под влиянием трёх объективных и практических потребностей: личностного развития, семейных ценностей и интересов нации. Расширение круга задач, стоящих перед умом, соответственно расширяет круг его деятельности и разнообразие взаимосвязей, которые интеллект способен и должен устанавливать. Таким образом, при прочих равных условиях национально мыслящий человек представляет больший интеллектуальный интерес, чем субъекты, ограниченные задачами двух первых типов самоидентификации.

Национальное логичным образом проистекает из семейного, не отменяя таковое, но расширяя его возможности. Национальное серьёзно помогает развитию интеллекта, ставя перед таковым широкий и разнообразный круг задач, мотивированных, в конечном итоге, семейным и личным благополучием. Отметим, что, в отличие от достижений ума людей со вторым типом самоидентификации, находки национально ориентированных индивидов сравнительно легко обобществляются и монетизируются, ведь они изначально рассчитаны на общественное использование.

Теперь, когда мы показали пользу нации для развития ума, спросим о двух иных возможных типах самоидентификации: общечеловеческом и классовом. Как влияют на развитие ума они?

Общечеловеческий тип самоидентификации, на первый взгляд, является логичной четвёртой ступенью, следующей за первыми тремя, то есть непосредственно за самоидентификацией национальной. Этот тип самоидентификации довольно популярен и достижения интеллекта увлечённых им людей широко представлены в научно-фантастической литературе, а также во многообразных космических и глобальных проектах. При всём уважении к деятельности ума как таковой, я считаю, что идеи переселения на Марс или борьбы с глобальным потеплением относятся к сферам бесплодных мудрствований либо откровенного шарлатанства. А такие вещи едва ли способны развить интеллект, хотя и могут создавать иллюзию развития. Достижения интеллекта всё же должны быть практически приложимыми - хотя бы в абстрактных сферах. Поэтому я не могу признать псевдо-практический общечеловеческий тип самоидентификации полноценным завершением "пирамиды самоидентификаций".

Классовое мышление имеет существенный "биологический" дефект. Ранее обсуждавшиеся типы самоидентификации - личностный, семейный, национальный и общечеловеческий - имеют принципиальное "биологическое" сходство: все они описывают резервуары генов индивида, от собственно его тела до всего Человечества, с переходом от меньшего резервуара к большему по принципу "матрёшки". Класс же как общность не является резервуаром генов, но описывает объединение по принципу экономических интересов, своего рода "трейд-юнион". Единственное, что гарантированно представляет гены индивида в его классе, это он сам. Поэтому классовое сознание является биологически ориентированным лишь на уровне самоидентификации первого типа, то есть личностного. И, соответственно, относится к признакам "самоустраняющихся" множеств. Некоторые национально мыслящие люди активно используют классовое сознание для ослабления народов, которые они хотят видеть исчезнувшими, прививая им таковое.

С точки зрения развития интеллекта классовое сознание является разновидностью сознания коммерческого, его частным случаем. Таким образом, оно способно содействовать развитию интеллекта, но в степени не большей, чем любая иная коммерческая деятельность.
____________________

Любую систему ценностей, в том числе национальную, можно использовать для манипулирования людьми, не имеющими собственной субъектности. Поэтому путь к национальному сознанию лежит через осознание самого себя как личности, имеющей значимость, с обретения собственной субъектности. Во многих случаях дорога к третьему типу самоидентификации может начинаться с первого типа, или с чего-то подобного. Но никогда с внушения "единственно верных идей".

Осознание важности собственной личности необходимо для осознания важности других личностей, то есть семьи и нации. Тот, кто не ценит свои права, не будет ценить и права других. Национальное всегда либерально и демократично.
.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/471267.html.

Критическое мышление, анализ и умение рассуждать

Как говорится, проблема в головах.
Через https://zsbooka.livejournal.com/189491.html
В Тюменском государственном университете в рамках Школы перспективных исследований – нового научно-образовательного подразделения, открытого в 2017 году в рамках реализации «Проекта 5-100» по повышению глобальной конкурентоспособности российских университетов, несколько приглашённых западных профессоров проводили курс «Письмо, мышление, анализ, интерпретация», после которого один гарвардский профессор поделился своими впечатлениями о российских студентах. Мне кажется, получился идеальный срез – взгляд со стороны, в точных формулировках рассказывающий о культивируемом в России способе мышления, привычных методах воспитания и специфики обучения. Итак…

1. Привычка искать готовый ответ

Студентам даётся задание прочесть текст. Затем на основе этого текста преподаватель задаёт вопросы, инициируя дискуссию. Вопросы формулируются таким образом, что на них нельзя ответить, просто повторив какой-то фрагмент текста, скорее, следует сформулировать аргумент, отсылающий к проблемам более общего порядка.

С этим россиянам справиться было очень тяжело. Они привыкли, что ответ содержится в самом тексте, и по привычке искали его там. Не найдя такого ответа, просто молчали.

2. Неумение рассуждать

Как выяснилось, студенты вообще неправильно понимают, что такое аргумент и из каких частей состоит. Преподаватели поначалу полагали, что это языковая проблема (курс проводился на английском), но на деле оказалось, что российские студенты неверно понимают сам термин. Они полагали, что «аргумент» – это «мнение», то есть, собственное ценностное суждение. На самом же деле аргумент – это сложная, определённым образом упорядоченная ЦЕПОЧКА РАССУЖДЕНИЙ, которая МОЖЕТ выражать суждение (а может и не выражать).

В результате студенты, когда получали задание исследовать материал, просто делились субъективными впечатлениями о прочитанном, о собственных чувствах и мыслях, тогда как ожидается, что они будут излагать свои выводы и мысли на основе цепочки рассуждений. Когда им предлагали обсудить аргументы других, они поступали так же: выражали свои личные впечатления. Таким образом, обсуждения сути прочитанного не происходило.

Когда же они писали рецензию, то либо просто писали изложение, либо отдавались творческому самовыражению в духе потока сознания, игнорируя любые формальные правила.

3. Страх ошибиться

Российские студенты поднимают руку лишь в том случае, если они уверены, что их ответ будет соответствовать ожиданиям профессора. При этом весь процесс похож на социальную игру: студент поднимает руку и даёт ответ. Другие студенты пристально наблюдают за преподавателем, пытаясь понять, одобряет он этот ответ или нет, и, в зависимости от результата, корректируют своё поведение.

Играя в эту игру, студенты не размышляют над ответами и (об этом ниже) не готовят замечания на ответ однокурсника. Они считают, что им необходимо «считать» реакцию преподавателя, чтобы выдать ответ, который, как им кажется, его устроит. Если реакция не считывается, или установившийся шаблон разрушается, студентам становится тревожно – они не понимают правил новой «игры».

Страх ошибиться сказывается и на другой стороне обучения – боязнь что-то спросить лишний раз, чтобы не показаться «глупым». Так, российский студент, не уверенный в том, что он правильно понял тему, почти никогда не поднимет руку и не задаст вопрос. Это ещё один психологический барьер, который оказалось очень трудно преодолеть. Преподаватели, имеющие опыт преподавания в иных странах, привыкли полагать, что отсутствие вопросов говорит либо о полном понимании, либо о согласии всех слушателей с представленными аргументами. В случае России это – значимое отсутствие другого типа. Студенты считают, что заданный вопрос – признак слабости, символ пораженчества.

4. Восприятие преподавателя – как единственного авторитета

Идея обратной связи в формате «круглого стола обсуждений» российским студентам неблизка. Они готовы высказывать своё мнение, но предполагается, что они будут высказывать его конкретно преподавателю, а он, соответственно, возвращает «мячик» студенту. Это не круглый стол, а пинг-понг. При этом комментарии преподавателя по умолчанию имеют больший вес, чем комментарии однокурсников.

Такое мышление через несколько занятий привело к проблемному паттерну поведения: несколько студентов постоянно вовлечены в работу, а остальные превращаются в пассивных слушателей. При этом сами студенты считают такую ситуацию нормальной.

5. Комментарии – это плохо

Однажды профессор в качестве домашнего задания попросил студентов написать рецензию на прочитанный материал. Когда же он начал разбирать их рецензии, то столкнулся с интересным наблюдением.

Российские студенты считают, что отлично сделанная работа – та, которая принята без помарок и исправлений с наивысшей оценкой. А если к работе много комментариев, вопросов и уточнений – это однозначно плохая работа (хотя эти комментарии и вопросы вовсе не обязательно свидетельствуют о качестве рецензии).

Россияне воспринимают любое замечание, как попытку цензурирования, или даже вовсе как выговор. То, что, оказывается, им нужно читать комментарии и вопросы преподавателя и в соответствии с ними править работу, было воспринято с большим удивлением. По их мнению, им достаточно только написать работу и сдать её, а всё, что происходит с работой дальше, не является частью учебного процесса.

6. Поиск скрытых сообщений

Российские студенты, разбирая тексты, постоянно пытались обнаружить скрытые символы и смыслы. Для них очевидно, что каждый автор стремится спрятать внутри обычного сообщения ещё одно, доступное лишь кругу «избранных».

7. Поиск «единственно-правильного» ответа

Россиян никто не учил задавать вопросы, которые могут развивать дискуссию и указывать на противоречия и неясные моменты темы. Интересно, что они и сами, кажется, не считают, что такая дискуссия будет полезна.

Подспудно они полагают, что на любой вопрос есть один-единственный правильный ответ, и их задача – найти его.

8. Отказ от ранее выбранной позиции = смерть

Для российских студентов признаться в том, что ты изменил точку зрения, – значит, признать поражение в кровавом бою. Поэтому они будут защищать свою исходную позицию до конца, любыми возможными способами отстаивая свою правоту.

Им крайне тяжело пересматривать собственные предпосылки. Они выстраивают свои рассуждения на зачастую шатких, предвзятых суждениях – лишь потому, что эти суждения им знакомы, или же эти суждения были услышаны ими в первую очередь и чем-то пришлись по душе. Стоит им соотнести себя с конкретной интеллектуальной позицией или идеей, как они принимают её в качестве неотделимого элемента собственной идентичности, которую следует защищать – и уже не столько потому, что она кажется им убедительной, сколько потому, что теперь эта позиция, как часть их самих.

Студенты полагают, что любая критика их идей означает, что их работу оценили как неудачную и что преподаватель не лучшего мнения об их академических успехах. При этом, так как им свойственно идентифицировать собственную личность с той идеей, которую они приняли, то и любую критику студенты воспринимают как критику их самих – и пытаются защититься любыми способами.

Именно поэтому студентам сложно проводить мыслительные теоретические эксперименты – они привыкли сплавлять своё «я» с конкретной точкой зрения, и потому им сложно оценивать суждения отстраненно. Мысль о том, что можно бесстрастно рассматривать несколько идей с разных ракурсов, не находит у них отклика.

9. Информация должна быть проста и определённа

Студенты не могут отличить суждение автора текста от суждений, которые он цитирует. По их мнению, если автор цитирует какой-то материал, это означает, что он с ним согласен. Мало того, что это не всегда так, но ведь есть же процесс создания материала: открытие, верификация, развитие идеи, вывод, обсуждения – и в каждой части авторская мысль может претерпевать изменения. Когда студентам объяснили это, это взорвало им мозг.

Они привыкли к одной, «хрестоматийной» подаче материала – когда есть одна-единственная единица информации, она неоспорима и её следует заучить.

10. Критикуй всё или ничего

Одной из задач курса было развитие критического мышления. Однако большая часть учащихся восприняли критическое мышление как право оспаривать буквально всё, с чем они сталкиваются на занятиях. Студентам казалось, что критический подход должен вбирать всё или ничего: они либо полностью доверяли конкретному автору, либо отвергали вообще всё, что он сообщает читателю.

Они оказались практически не знакомы с понятием конструктивной критики. Это становится явным, когда студентов просят оценивать работы друг друга. Большинство из них оказались неспособны сформулировать замечания открытого характера, то есть предложить комментарии, указывающие на наличествующие ошибки или потенциальные улучшения.

В общем, студенты предпочитают ничего не слышать о своих работах, устных и письменных, – ни от преподавателя, ни от однокурсников, потому что любая критика или замечания больно ранит их…https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=10219851532702428&id=1343735661

Еще руин из Костромы

Сегодня ночью случился пожар в здании бывшей эектростанции в Костроме (1912 года постройки) - интересном образце промышленного модерна, расположенном в самом центре города. Завтра схожу туда, посмотрю, что и как. А сегодня - вот вам очередная порция гибнущих исторических зданий.

Улица Шагова

1.

Дома 36 и 34

Collapse )

Порнуха жы

Снова порноножыг. Южная Италия, вторая четверть XIX века. Общая длина 350 мм.
На одной стороне клинка бодрый господин пялит девку у колодца. На второй - готовятся видимо к оралу. СРАМОТА!
Старт ценника этой порнухи ажно с 800 евро. Фотографические карточки CZERNY'S INTERNATIONAL AUCTION HOUSE S.r.l.
П.С. В ВК выкладывать не буду, а то мену там жена забанит)))

Collapse )
planet

Девять тысяч лет, Карл!

Знаете ли вы, каков возраст самого древнего экспоната Лувра? Девять тысяч лет. И этот предмет не скромный черепок, а статуя человека высотой более метра, одна из самых древних скульптур из когда либо найденных археологами. Правда французскому музею этот экспонат не принадлежит. Его передали Лувру на временное хранение сроком на 30 лет из Иорданского археологического музея, поскольку именно на территории Иордании эта фигура была обнаружена.



Collapse )
.

Когда перед вами появилось лицо человека, жившего тысячелетия назад

Снимок.JPG


Губы девушки слегка улыбаются и кажется, что мы видим на самом деле модель. Более того, она все еще модель, хоть и жила тысячи лет назад. «Она» слишком реальна.
Такое деликатное лицо не так легко представить, но шведский археолог и скульптор Оскар Нильссон после компьютерной томографии и 3D-печати археологического черепа, в сочетании с судебно-антропологическими знаниями это сделал.
Collapse )
look

социальный пол



Из статьи: «Две души, одно сердце, пять гендеров: Как выглядело распределение полов у индейцев»

Когда европейцы прибыли на Американский континент, они столкнулись с совершенно другой цивилизацией, настолько иной, что некоторые ее аспекты вызывали в них ярое сопротивление. «Эта традиция должна быть уничтожена, пока она ещё не описана», — писал Джордж Кэтлин, художник того времени. Речь идет об отношении коренных индейцев к собственной сексуальности и любви.

Collapse )